Сортавала — город серебристых ив

City.Travel

Кушать города, которые запоминаются не только архи­тектурой своих домов, но и главной, ведущей древес­ной породой в озеленении. Они создают лицо города убранству с архитектурными ансамблями. Ленинград — город лип, Киев славится цветущими каштанами, Тбилиси — кедрами, а Днепропетровск — пахучими белыми акациями. Наш Петрозаводск пока город топо­лей, но со временем, вероятно, будет городом бело­ствольных берез — самых красивых на земле де­ревьев.

Сортавальские ивы

Сортавала.

В Сортавале тяжело найти улицу, где бы ни были посажены серебристые ивы. Это-то и придает городу оригинальность: иного такого в республике, да и за ее пределами не найти.
Не случайно эту иву назвали серебристой. Ее белоснежные шелковистые листочки и на самом деле блестят тыся­чами искр, серебрятся под лучами солнца. Особенно неплохи ивы на улицах Карельской, Ладожской, Гага­рина, Советской, в сквере на площади Кирова и у лодоч­ной станции. Они имеют тут плотную шаровидную крону и сохраняют декоративный облик почти до ноябрьских праздников.
Была в Сортавале еще одна увлекательная ива. Ее звали ракитой. Она росла у пристани и поражала всех своими размерами. Сегодняшнее дерево-великан! Обхватить ее ствол могли только пятеро ребятишек. Семь шагов потребовалось мне сделать, чтобы обогнуть кругом ствол редкого дерева. Быть может, именно от него и пошло озеленение города Сортавалы ракитами.
Впервые я увидел эту иву двадцать лет назад. Уже тогда она была самым крупным и, наверное, самым кра­сивым деревом в Сортавале. Широко ниспадали ее пла­кучие оливково-зеленые ветви. Шатер плотный листвы давал прохладную тень. Ива цвела, И множество насекомых порхало в ее куще. Дерево было полно жизни.
И вот я снова приехал в Сортавалу, пошел па сви­дание с гигантской ракитой. Но что такое? Меня встретили толстые мертвые сучья, наполовину высохшая куща, грибы-трутовики на стволе — свидетели внутренней гнили…
Если бы ива умела сообщать, то рассказала, как в ее ствол забили толстые гвозди, как топором стесали кору и древесину, как бок продырявили сверлом. Но это еще не все. Самая тяжелая рана — дупло. Оно весьма боль­шое. Однажды беспечные люди развели внутри дупла теплина. Он горел всю ночь. Только утренний дождик по­гасил его.
Старая ива длинно ждала помощи, да так и не до­ждалась. А сделать надо было немного: спилить сухие ветви, перекопать у корней землю, не пожалеть удоб­рений, поставить кругом уникального дерева ограду, и тогда оно простояло бы еще не один десяток лет. Но никто не помог в беде, и в 1979 году ива погибла. За двадцать лет у меня накопилось пять снимок этой ивы, сделанных в разные годы. Я разместил их в один ряд, и получилось отчетливое представление о жизни дерева за последние двадцать лет—картина постепен­ной деградации. На заключительнее фотографии снят огром­ный пень…

ИваДа, судьба сортавальской ивы-ракиты очутилась бы совсем печальной, если бы не юные «берендеи» из петро­заводского школьного лесничества. Они заготовили че­ренки с этого дерева, привезли их в Петрозаводск и по­садили в своем дендрарии при Республиканской станции юных натуралистов. Из трех взятых черепков одинешенек уко­ренился, и из пего выросло развесистое дерево, достиг­шее уже высоты второго этажа. Так сортавальская ива-великан получила новоиспеченную прописку — в столице Карелин.
Но не только ивами славится Сортавала. Тут не­мало и других красивых деревьев. Если вы хотите уви­деть натуральные парковые деревья в их полной и зрелой красоте, идите на улицу Ленина. По ней, вдоль берега Ладожского бухты, тянется живописный бульвар из кленов и дубов. Возраст деревьев — девяносто лет. Дубы притягивают внимание своей раскидистой кроной, а кле­ны в осенний период—изумительной раскраской ли­стьев. Красный, желтый, оранжевый — поистине осенью пет дерева прекраснее клена.
Таких громадных тополей, как в Сортавале, я нигде не видел. Они уже давным-давно переросли шестиэтажный дом, у которого посажены. По белым серебристым листоч­кам легковесно определить, что это белый тополь. Толстые стволы диаметром до полутора метров, мощные, подня­тые на 30-метровую вышину кроны невольно обращают па себя внимание, когда подъезжаешь к городу по Вытегорскому шоссе.
Остроконечные пихты также украшают город на Ла­доге. Это вящие, стройные деревья с гладкой ко­рой, мягкой хвоей и конусовидной формой кущи. Кро­ме сибирской, здесь встречается и бальзамическая пихта.
Много новых скверов заложено в Сортавале в после­военные годы. Немало 70 видов редких деревьев и кустар­ников высадил в сквер-дендрарий на улице Карельской
инженер-озеленитель Николай Александрович Юган. Тут и бересклет, и орех маньчжурский, и липа крупнолистная, и черемуха запоздалая, и боярышник, и ред­кие сорта парковых роз. Коллекция пополнялась до 1962 года. Отправным материалом для создания дендра­рия послужили интродуцированные породы, растущие в округах Сортавалы и размноженные семенами и черенками.
Особенно много труда вложил Н. А. Юган в созда­ние и расширение древесного питомника. К крышке шести­десятых годов здесь произрастало более 170 обликов, раз­новидностей и форм деревьев и кустарников. Среди наиболее редких и ценных — туевик поникающий, вино­град амурский, лимонник китайский, орехи стальной и мед­вежий, бирючина, плакучая форма туи западной. На протяжении более двадцати лет этот питомник снабжал озеленительным материалом города и поселки Карелии. Тут бывальщины выращены из семян и те «голубые» елочки, что растут сейчас у Вечного пламени в Петроза­водске.
Сортавала — зеленый город, это знают все. Но не всем популярно, что в садах, парках и скверах Сортавалы растет полтораста видов деревьев и кустарников. Это в два раза превышает ассортимент, общепринятый в озелене­нии южных городов. И что особенно важно — Сортавала является нордовой точкой распространения многих ви­дов, которые здесь цветут, плодоносят и могут быть про­двинуты дальней на Север. В практике же озеленения они еще не применяются. Это пихта белокорая, листвен­ница европейская, сосны муррея и горная, клен остроли­стный (конфигурация Шведлера), бирючина, гордовина канад­ская, виноград амурский и иные виды.
Специалисты знают: посадить дерево, посеять траву на газоне, расшибить цветник — это, по сути, только начало. Чтобы сформировать зеленый ансамбль, необходимо много потрудиться. Сады и парки Сортавалы — итог кропот­ливого труда нескольких поколений озеленителей и ланд­шафтных зодчих.
Сортавала — не просто зеленый город. Он гармонич­но связан с окружающей натурой — с холмами, лесом и водой. Фиорды Ладоги — неотъемлемая часть Сортавалы.
Особенно неплохо природные достоинства окружаю­щей среды использованы при устройстве городского Парка цивилизации и отдыха. Этот ландшафтный парк со­здай на базе естественных лесов с включением озера и выступов утес. Доминирующим композиционным центром парка служит высокая каменистая сельга, к вер­шине какой ведет лестница. Со смотровой площадки и беседки открывается широкая панорама города и его округ. Посещение Сортавальского парка остав­ляет большое впечатление.
Образец Сортавалы, и также Суоярви, Питкяранты, Ландеппохьи наглядно подтверждает важность сохра­нения в городах участков дикой натуры — лесов, лугов, скал, валунов, речек, ручьев и даже небольших болот с состоятельным царством пернатых и пышной раститель­ностью.
Вообще, когда глядишь на зеленый наряд Сортава­лы, на природу окрестностей этого города, не покидает эмоция чего-то необыкновенного, редкого, особенно если вы приехали сюда впервые.
Весьма важно, что молодые сортавальцы продолжают добрые традиции предшествующих поколений. Как-то комсомольцы и молодежь Сортавалы вышли на всеобщий субботник, чтобы озеленить Хелюльское шоссе. Они по­садили 1000 деревьев: 800 тополей и 200 берез. Сейчас эти деревья приметно выросли, а скоро шос­се совсем будет не узнать — оно превратится в зеленую аллею.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *