Царство флоры острова Валаам

City.Travel

Вид на острове Валаам (Местность Кукко) Иван Шишкин


Валаам — уникальный уголок натуры Севера. Он ин­тересен не только искусственно созданными здесь посадка­ми — дубовыми рощами, пихтовыми и лиственничными ал­леями, своими садами, но и оригинальностью местной флоры. На Валааме, площадь которого составляет всего 1 /5000 доля Карелии, растет более 470 видов высших расте­ний, то кушать почти половина из произрастающих в нашей республике.


Флора Валаама увлекательна и тем, что на острове прохо­дят границы распространения (ареалов) многих видов растений — полуденных, северных, западных и восточных. Архипелаг является своего рода «перекрестком» рубежей этих видов.
Особенно много здесь растений южного генезисы, так называемых неморальных видов. Это объясняется тем, что валаамские леса создают особый микроклимат, немало мягкий, чем на побережье. Очевидно, поэтому здесь сохра­нилось немало травянистых растений, свойственных широко­лиственным лесам средней полосы России, причем отдельный из них севернее Приладожья вообще не встречаются. К таким растениям относятся звездчатки дубравная и ланцетолист-ная, фиалки персиколистная и изумительная, чистец лесной, лук прямой и многие другие.


Наряду с «южанами» на Валааме есть арктические и арктоальпийские виды. Об их северном происхождении говорят даже наименования — камнеломка снежная, вудсия альпийская, ясколка альпийская. Эти растения, нрав­ные для тундровой зоны, приурочены здесь в основном к скальным местообитаниям.
К обликам с западной границей ареала принадлежит муль гедиум сибирский.
Кушать на Валааме и некоторые скандинавские виды — зуха шведская, ясколка скандинавская, смородина сканди­навская. Тут проходит восточная граница их распростра­нения.

Первенцы валаамской весны
Обо всех растениях Валаама, природно, рассказать невозможно. Даже простое перечисление их заняло бы не­сколько страниц. Потому познакомимся лишь с некоторыми. Начать знакомство лучше весной, когда после длинного зимне го сна пробуждается природа, появляются первые робки цветы, а в атмосфере чувствуется едва уловимый арома оттаявшей земли.
В тенистых лесах, на нордовых склонах и в западинах еще лежит снег, а на прогретых солнцем пригорках, у обочин до­рог и на песчаных обнажениях, как первая усмешка весны, расцветает мать-и-мачеха, как бы открывающая «фестиваль цветов».
Цветоносные отростки с маленькими буроватыми чешуевид­ными листочками нарядились в пушистые золотисто-желтые шапочки из трубчатых и язычковых цветков. Их соцветия вылиты на одуванчики.Будто солнечные зайчики разбежа­лись они по оголенной еще земле. На ночь и в сумрачную по­году цветки закрываются, оберегая пыльцу.
Листья у мать-и-мачехи являются после цветения. Сверху они темно-зеленые, гладкие, блестящие и при при­косновении студят руку, а снизу густо опушенные, мягкие и вызывают ощущение теплоты. За эту особенность растение и наименовано мать-и-мачехой. В течение лета листья отклады­вают питательные вещества в подземные кладовки — мя­систые корневища, чтобы будущей весной вновь зацвели жел­тые шапочки мать-и-мачехи.


Пройдет еще немножко времени — и под пологом еловых лесов на одну-две недели зажгутся голубоватые, с лиловым нюансом, 6—10-лучевые звездочки перелески благородной на невысоких тонких стебельках. Они неплохо заметны среди перезимовавших буровато-зеленых листьев. Перелеска отно­сится к семейству лютиковых, но в отличие от большинства растений этого семейства, имеющих золотые или белые цвет­ки, лепестки у нее более нарядные — голубые, с легкой при­месью розового краски. В период массового цветения перелес­ки хмурые ельники преображаются. Создается впечатление, что под лохматыми еловыми лапами пролились ма­ленькие озерки, в которых отразилось голубое весеннее небо.
Перелеска — самый прекрасный весенний цветок. В на­роде ее нарекли «голубым подснежником». Впрочем, подснежниками именуют и многие другие первоцве­ты, чаще всего ветреницы. На самом же деле подснежник  (галантус) у нас не растет. Он распространен горазд полуденнее — в Крыму и на Кавказе.


Листья появляются у перелески лишь после краске­ния. Вначале они густо покрыты серебристыми волос­ками, защищающими их от вешних холодов, и кажутся бар­хатистыми, затем волоски исчезают — и листья становятся гладкими, плотными, кожистыми. Листовая пластинка надре­зана на три вящие лопасти. По форме она напоминает очер­тание печени, поэтому второе наименование этого растения — печеночница.


В Карелии перелеска встречается только в закат­ном Приладожье — северная граница распространения вида.
Примерно в то же время зацветает на Валааме весьма любопытное растение — фиалка изумительная. В травянис­тых лесах среди пожухлой листвы из толстого, покрытого бурыми листьями деревянистого корневища являются до­вольно крупные округло-сердцевидные прикорневые листья и светло-лиловые душистые цветки. Однако, несмотря на свою привлекательность, они опыляются насекомыми чрез­вычайно негусто и обычно остаются бесплодными. Это лишь очень красивые пустоцветы. А запоздалее, летом, по­являются другие цветки — маленькие, невзрачные, без ле­пестков, напоминающие цветочные почки. Это так называе мые клейстогамные цветки, способные к самоопылению. Они то и подают всхожие семена. За такую необычность и названа фиалка удивительной.


На прогреваемых солнцем скатах среди безлистных еще кустов зеленеют нежные, словно кружевные, листочки, а над ними высится густая кисть из розовато-лиловых цвет­ков. Это зацвела хохлатка средняя. Увлекательно устроены ее цветки: венчик состоит из четырех сросшихся у основания лепестков, верхний из них согнут; на крышке в шпорец. Два внутренних лепестка образуют своеобразный колпачок над тычинками, вроде миниатюрного шлема. Отсюда наименование рода — коридалис (по-гречески «корис» — шлем). Из двух обликов хохлатки, растущих в Карелии, Галлера и средней, последняя встречается лишь на Валааме.
Как и все первоцветы, хохлатка быстро отцветает, вскоре засыхают и ее изнеженные листочки. Питательные вещества, ко­торые она запасла за короткий период вегетации, перекочева­ли под землю — в небольшой плотный клубень. Там они будут храниться до вытекающей весны.


Оживились и пригретые солнцем лужайки. Сквозь остатки прошлогодних стеблей прорвалась густая щеточка яркой зе­лени с вкрапленными в нее зеленовато-желтыми звездочками цветков, напоминающих крошечные лилии. Это гусиный лук, относящийся к семейству лилейных. Из махонькой подзем­ной луковки вырастают один узенький длинный листок и тон­кий цветочный стебелек,какой разветвляется на несколько веточек. На конце каждой из них по одному цветку. Цветок имеет шесть узеньких заостренных лепестков, размещён­ных в два круга. Снаружи лепестки желтовато-зеленые, внут­ри желтые.
В Карелии разболтаны два вида гусиного лука — желтый, встречающийся очень редко, и немало обычный — малый. На Валааме растет лишь гусиный лук малый. Раз­личаются эти облики между собой тем, что у гусиного лука жел­того луковичка одна, а у небольшого есть еще и вторая — прида­точная, обе заключены в общую оболочку.


Тяжело представить себе весеннюю флору без ярких цвет­ков калужницы болотной. Едва-едва прогреется вешняя вода, как появляются тугие цветочные бутончики калужницы, вылитые на маленькие зеленые кулачки. Через два-три дня они пре­вращаются в крупные глянцевитые золотые цветки. Золотис­тые лепестки калужницы, которые нередко принимают за венчик, на самом деле воображают собой ярко окрашен­ную чашечку. Листья у калужницы тоже глянцевитые, словно лакированные. При ярком солнце они сворачиваются в тру­бочку, чтобы убавить испарение.
Название растения произошло от слова «калуга» — боло­то, лужа. Чем сырее место, тем пышнее цветет калужница.
Цветки ее лишены нектара, зато в них немало пыльцы.
Как и все лютиковые, калужница в свежем виде ядови­та — средстзо защиты от поедания звериными.
…Еще совсем недавно в старых хмурых ельниках был полумрак, кое-где возлежали остатки почерневшего снега — и вдруг деревья словно очнулись от зимнего сна, похорошели, принарядились, яснее стало под их густым пологом. Это оживила их хрупкая травка — кисличка. Ее цветки такие же изнеженные, как и все растение. Лепестки довольно крупные, бе­лые с розоватыми жилками, иногда они имеют светло-розо­вую окраску. Золотое пятно у основания лепестка — указа­тель для насекомых-опылителей: здесь есть нектарные железки.


Из ползучего корневища, наполненного питательными веществами, вырастают длинночерешковые тройчатые листья с обратносердцезидными частями. Они остаются зелеными и зимой, но на следующий год появляются и молодые лиетья.
Кисличка приноровилась жить в тени. При ярком солнце ее листочки складываются нижними сторонками, защищая устьица от испарения. То же происходит перед ненастной погодой и ночью. Закрываются на ночь и лепестки цветков. Когда созревает плод кислички — пятигнездная коробочка, заполненная семенами, стенки коробочки растрескивают­ся — и семена разбрасываются далеко кругом.
Свое название кисличка получила из-за наличия в ней (в листьях, стеблях и даже в красках) солей щавелевой кис­лоты, защищающей растение от поедания его улитками. Соч­ными листочками кислицы обожают лакомиться зайцы. Поэтому ее еще называют «заячьей капустой».


В травянистых лесах и среди кустарников Валаама мож но повстречать сравнительно крупное растение из семейства бобовых — сочевичник весенний. Любой лист его состоит из 2—4 пар ланцетных листочков и имеет у основания при листники. Увлекательны цветки этого растения, собранные в кисть по 3—8 штук. Организованы они как цветки всех бобовых, но окраска их во время цветения меняется в подневольности от стадии развития. Вначале они имеют малиново-пурпурную окраску, затем кубовую и к окончанию цветения — зеленовато-синюю. Первыми распускаются нижние цветки, исподволь зацветают и остальные.Поэтому одновременно на одном рас­тении цветки окрашены по-разному. «Многоцветный букетик» содействует лучшему привлечению насекомых.


Хоть и называется это вешней растение первоцветом, или примулой, но зацветает оно у нас лишь на исходе весны, когда многие иные раноцветущие виды уже отцвели. Внача­ле появляется розетка морщинистых, волнообразных по краям, продолговатых листьев. Они сильно опушены и поэтому ка­жутся бархатистыми, за что этот первоцвет призывают еще «ба­ранчиками». Вскоре вырастает и цветонос, увенчанный бу­кетиком из желтых цветков, напоминающих вязку золотых ключиков. Отсюда еще одно название — «ключики». Краска­ки очень интересно устроены. Основание венчика сросшееся, вытянуто в узкую долгую трубку, затем оно расширяет­ся и разделяется на 5 желтых лепестков с оранжевыми пят­нышками при входе в трубку, что мастерит цветки более замет­ными для насекомых. На первый взгляд цветки равны, однако устроены они по-разному. У одних пестик короткий, а тычинки долгие, у других наоборот. Это затрудняет само­опыление.
Первоцвет во многих краях олицетворяет весну. Немало с ним связано различных легенд. В Англии, так, при­мулу называют «волшебным цветком». По преданию, в нем укрываются от дождя махонькие феи и гномы. Счастлив тот, кто услышит их пение.


Первоцветы есть не только среди трав. Весьма рано цветет у нас ольха, но ее мелкие невзрачные цветки обычно не при­влекают внимания. А вот цветущее волчье луб, или волче­ягодник, трудно не заметить. Деревья стоят еще голые, там-сям лежат пятна снега, а на тонких прутиках невысокого, без единого листа кустарника показались розовато-лиловые, похо­жие на сирень цветки. Они будто приклеены на голые ветки.


Уже издали ощущается их ювелирный аромат, напоминающий запах гиацинта.
Отцветает волчье лыко скоро, и тогда на концах веточек появляются пучки узких нежно-зеленых листьев. Прекрасно это растение и в конце лета, когда на месте цветков созрева­ют сочные рубиново-красные ягоды. Тяжело удержаться от искушения полакомиться ими. Однако ягоды, как и все рас­тение, ядовиты. Потому и нарекли его волчеягодником. И волчьим лыком оно названо не зря: под корой у него проч­ный лубяной слой мочалистого луба, который и не дает сло­мать ветку.
 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *